?

Log in

 

Муза - нппии

About Муза

Previous Entry Муза 17 июн, 2005 @ 23:52 Next Entry
Не хочется, чтобы думали, что это галлюцинация. Нет, это больше похоже на обрывки снов, но снов того рода, которые бывают вполне реальными в том смысле, что могут задавать тон целых этапов жизни.

[1]

Начинается все с того, что я слышу и ощущаю громкую музыку (я принадлежу к поколению, которому приходится иногда общаться в полутьме, сквозь грохот дискотеки). Да, я нахожусь на дискотеке, и, подобно главному герою Матрицы, пришел сюда не ради развлечения. Я чего-то ищу среди шума и движущихся фигур. Кого или что я ищу? Я и сам точно не знаю. Кажется, женщину. Мой взгляд блуждает по движущейся толпе, выхватывая позы, выражения лиц. Ко мне подходит девушка. Низкого роста, одета модно.

– Ты ищешь ... ? (она произносит слово на незнакомом языке, но я понимаю, что это имя той, кого я ищу)
– Да. Откуда ты знаешь?
– Неважно. Она там, в чиллауте, – девушка указывает рукой.

Она поворачивается и быстро движется сквозь толпу, я иду за ней. Некоторое время мы пробираемся среди танцующих, но постепенно я отстаю и теряю девушку из виду. Надо идти к чиллауту самому. Начинаю пробираться туда, звук становится тише, пространство искажается, меняется смысл того, в чем я нахожусь, и я понимаю, что эта странная среда - сновидение. Последнее, что я успеваю осознать - образ женщины, которую я искал: она сидит в глубине кабинки, обхватив колени руками, смотрит на меня и улыбается. Кажется, я уже понимаю значение ее имени, но... все размывается.

[2]

Звучит сигнал "подъем". Несколько секунд уходит у меня на то, чтобы осознать, что я спал, что сейчас около шести, и я нахожусь в палаточном лагере на военных сборах. Но мое настроение по-прежнему далеко от этого. Душу и тело наполняет неземная нежность, тягучесть, плавность. Я словно плыву, я весь наполнен ощущениями из неведомых ночных пространств. Так же плавно возникает образ моей собеседницы из сна. Мы говорили, передавали друг другу что-то важное. По крайней мере, так казалось... Но вокруг суета и суровость быта. Пора натягивать портянки. Утренний холод охватывает оголенные торсы студентов. Зарядка, бег, построение, завтрак. Лишь после этого я выкраиваю время и открываю тетрадку, чтобы записать хоть что-то. В душе по-прежнему преобладает плавность. Пытаясь описать неделимые сгустки образов, я вывожу ручкой слова. Неожиданно они текут от имени собеседницы:

Вчера я явилась тебе во сне
В платье из черного бархата,
В моем украшении, тусклом стекле,
Мирно мерцала галактика.

Бархат и брошка – прихоть твоя,
Платье и звезды – тоже.
Если б как есть явилась я,
Меня б не узнал, похоже.

Я показала тебе часы –
Механизм детских качель.
Ты показал мне уменья свои –
Мыследвижений капель.

Детские игры в глубоком сне –
Все что досталось нам:
Детям подобны становятся те,
Кто плавает по волнам.

Символы все ты готов проследить,
Но смысл ускользает вновь.
Должен он при луне проступить…
Как на папирусе кровь...

Ты видишь иероглиф закрытых глаз:
Круг век и большие ресницы.
Наступит и время открытых фаз,
И я перестану сниться.

[3]

Серые лучистые глаза смотрят на меня. Кажется, я знаком с их обладательницей всего несколько минут, но, будто смотрю в них целую вечность... лишь ненадолго отлучался. Я не испытываю желания, это что-то другое. Это спокойный интерес, который, как сейчас кажется, может длиться вечно. Она одета в пестрое платье, на пальцах - несколько колец с узором, голову охватывает тесемка, на шее – переплетение бисера. "Игра в бисер" – думаю я. Мы наполовину в комнате, а наполовину – на лоне природы. Я не знаю, как это может быть, но это так. Когда я смотрю в комнату, то вижу нас, стены, ковер, диван и кресло, а когда смотрю на природу – вижу лес и прекрасное озеро, в котором отражается замок. Большой каменный замок весь покрытый зеленью каких-то растений.

– Я могла бы жить в этом замке вечно – говорит она, – а ты? ты хотел бы в нем жить?
– Не знаю... я, наверное, слишком... слишком молод, чтобы запереться в замке.
Она смеется, потом говорит, став чуть серьезнее:
– Возраст – это относительное понятие. Есть возраст биологический, есть психологический, есть ментальный, есть возраст сновидений, и есть возраст космический.
Настает мой черед улыбнуться:
– Я молод космически.
– А вот ментально ты – старик. – Девушка говорит это с сожалением. Я поворачиваюсь к ней и замираю.
– Кто ты?
Она улыбается, но ее поза и взгляд по-прежнему выражают грусть и загадку.
– Может быть ты – та, кого я ищу? – решаюсь то ли произнести, то ли подумать я.
– А кого ты ищешь? – чуть помедлив, отвечает девушка.
– Женщину.
– Женщина может играть разную роль. Для чего ты ищешь женщину?
Я смотрю вокруг: на озеро, на замок, на лес вокруг озера.
– Тут что-то не так... Все, что сейчас вокруг, этот мир, он идеальный. А мне приходится жить в другом мире, в котором грохочущие электропоезда, огромный город, потоки машин и людей. Мы сидим за клавиатурами и мониторами и производим какие-то формальные измышления. Каждый день, хочешь или нет, надо на работу. Вокруг рутина... Люди, когда говорят, редко понимают друг-друга. Наверное... Наверное, я ищу женщину, которая смогла бы жить рядом со мной в таком мире и при этом понимала бы меня.
– Ни одна женщина не будет жить в таком мире... ты и сам не живешь целиком в нем. Часть тебя всегда здесь, с нами.
– Но кто вы?
– Давай сначала разберемся с тем, кого ты ищешь.
– Я ищу по образу, который видел в сновидениях.
– Этот образ ведет тебя к человеку или к делу, к пониманию каких-то принципов?
– Я думаю, что этот образ очень похож на тебя...
Произнеся это, я ощущаю, что в комнату вошел человек. Он старше нас, но ненамного. Он улыбается нам.
– Знакомься, это... Миша, называй его Миша, – говорит девушка.
– Привет. Как вам тут? Не скучно?
– Привет, – отвечаю я. – Мне здесь нравится. Озеро, замок. Очень красиво.
Вновь пришедший обменивается с девушкой такими взглядами, что мне сразу становится понятно – они близки друг другу, очень близки. Я увлечен своей собеседницей, но совершенно не испытываю разочарования от этого вторжения и осознания того, что девушка не свободна для меня (я и в реальности никогда не испытываю в таких случаях разочарования). И человек, и ситуация в целом кажутся мне знакомыми. Глубокое ощущение дежавю охватывает меня и выносит на поверхность старые образы. Мои губы сами собой начинают шептать стихи. Я улыбаюсь девушке и ее другу.
– У вас есть ручка и бумага?
Они смеются.
– Мы ими не пользуемся, – отвечает девушка.
– Тогда я вслух...

Мне во сне показалось: как будто у Бога
Не хватает на всё человеческих лиц,
И что Он приглашает старых актеров
На всё новые роли для новых страниц.

– Неплохое стихотворение, – говорит мой то ли новый то ли старый знакомый, – ты запомнишь его и запишешь, когда проснешься. Наверное, даже опубликуешь в своем сетевом дневнике... Ох уж эта сеть... В этом плане вы только начинаете технически создавать то, что у всех нас давно есть.
– Хм... Значит, я просто сплю?
– Да. Ты разочарован? Разве ты не знаешь о связности сна и реальности?
– Знаю.
– Тогда ты должен понимать и то, что Интернет – это лишь тень того, что у всех живых существ имеется с самого начала.
– И как вы называете это?
– Я скажу, но ты не сможешь записать это слово, – ответила девушка.
– Что-то вроде Единого Информационного Пространства?
– Что-то вроде... – подтвердил Миша. Они переглянулись и заулыбались.
– Проясняется, – сказала девушка.
Я оглянулся на лес и озеро и заметил, что солнечные лучи скользят по верхушкам деревьев и поверхности озера.
– Я не только об этом, – пояснила девушка.
– А что еще проясняется?
– Я начинаю понимать, кого ты ищешь. Ты ищешь посредника между небом и твоим делом.
– Муза? Разве у программистов бывают музы?
Девушка и ее друг засмеялись.
– Бывают, у всех бывают, – ответил Миша. Просто большинство... ученых - слишком материалисты, чтобы прислушиваться к музам. Они часто думают, что изучают явления природы в чистом виде, вне связи с остальным миром. Наука еще не скоро дойдет до интегрального описания мира, а когда дойдет, то это будет уже не совсем "наука" и не совсем "описание".
– А программисты?
– Программирование – это и ремесло и наука и искусство. В нем очень тесно связаны отвлеченное и реальное, мечты и практика... сон и явь. О чем ты грезишь?
Я смутился.
– Я лучше скажу о более реальном. Сейчас я в свободное время пишу сервер микроинтеграции.
– Интересное название. Что ты интегрируешь?
– Системы объектов и... взгляды субъектов на эти системы.
– Изъясняешь хорошо, но пока не реализуешься, тебя не поймут. Твоя сильная сторона в том, что ты можешь связать отвлеченное и реальное. А слабая – в том, что иногда замыкаешь отвлеченное само на себя...
– Короткое замыкание? Мета-мета-мета? Да, есть грешок.
– Но для тебя всегда наука и творчество были неотделимы от жизни. Ты сопротивляешься такому отделению. На что ты готов ради объединения, ты уже показал. Не слишком красиво, но показал.
– Я на правильном пути?
– Об этом рано говорить... В целом, да. То, о чем ты грезишь – это эквивалент всеобщего языка, на котором мы сейчас разговариваем... Она расскажет тебе подробнее... Насколько это возможно в нашей ситуации.
– Она? – я удивленно повернулся к девушке и встретился с ней взглядом... – Так кто ты?!
Она усмехнулась и сказала:
– Твоя муза...
Оставить комментарий
From:(Anonymous)
Date:Июнь, 20, 2005 11:26 (UTC)
(Link)
Орлов:
Интересно - а у музы есть муж?
[User Picture Icon]
From:dimaster
Date:Июнь, 20, 2005 11:54 (UTC)
(Link)
Даже мотыльки летают парами. Но не все...
From:(Anonymous)
Date:Июль, 6, 2005 09:13 (UTC)

мы не знакомы, потому я не подпишусь снова)

(Link)
http://www.site.psyho.ru/books/P/schizo.htm
(Оставить комментарий)
Top of Page Разработано LiveJournal.com